Категории каталога

Бароны [374]
Ордена Российской империи [34]
Книги [18]
Князья [34]
Рыцарство [22]
Книга. История рыцарства.
Орден Святого Георгия [10]
История, описание.
Титулы [30]

Форма входа

Поиск

Статистика

Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Рейтинг@Mail.ru

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Архивные данные

Главная » Статьи » Бароны

Каппель: Участие в гражданской войне

От Перми до Самары

В 1918 году жил с семьёй в Перми. Весной 1918 непродолжительное время состоял на службе в штабе подчинённого советским властям Приволжского военного округа в Самаре. Никакого участия, однако, ни в становлении формируемой красной армии, ни, тем более, в боевых действиях на стороне красных не принимал. Возможно, недалеки от реального положения вещей данные о том, что жена Каппеля была взята чекистами в заложницы. Вероятно также, что Владимир Оскарович принадлежал к одной из тайных офицерских организаций и, таким образом, выполнял в штабе у большевиков её задание…

От предложенной красными должности заведующего отделом Окружного штаба отказался, о чём в отделе по делопроизводству по службе Генерального штаба была получена соответствующая личная телеграмма В. О. Каппеля.

Генерального штаба генерал-лейтенант В. О. Каппель. Зима 1919 г.

При первой же возможности — сразу после занятия Самары восставшими против пытавшихся их разоружить и интернировать большевиков войсками Чехословацкого корпуса и начала местного восстания — оказался в Народной армии Комитета членов Учредительного собрания на должности помощника начальника Оперативного отдела Главного штаба. На этом посту Владимир Оскарович оставался менее суток… Численность первых добровольческих частей — пара рот пехоты, эскадрон кавалерии и конная батарея о двух орудиях — была ничтожна в сравнении с начинавшими нависать со всех сторон силами красных. Поэтому желающих командовать первыми самарскими добровольцами среди офицеров было немного — все считали дело заранее обреченным на провал…

Вызвался только один подполковник Каппель:

Один из современников вспоминал о собрании 9 или 10 июня 1918 года офицеров Генерального штаба, проживавших в Самаре, на котором был поставлен вопрос о том, кто возглавит добровольческие части:

И Каппель «повёл», да так удачно, что уже в июне - августе его имя стало греметь по всей Волге, Уралу и Сибири. Каппель брал не числом, а умением, по-суворовски, что уже показала его первая блестящая операция в Сызрани.

Монархист по убеждениям, далёкий от взглядов руководителей-эсеров КОМУЧа, В. О. Каппель был уверен, что главной задачей момента была борьба с большевизмом. Для него было не столь важно, под какими лозунгами шла работа КОМУЧа, главное — возможность немедленно вступить в борьбу с советской властью… Сначала уничтожив эту власть — потом можно было бы уже обустраивать Россию на основе тысячелетнего опыта её развития и существования…

От Самары до Симбирска

Первоначально Владимир Оскарович возглавил отряд добровольцев в 350 человек (сводный пехотный батальон капитана Бузкова (2 роты, 90 штыков), эскадрон конницы (45 сабель) штабс-ротмистра Стафиевского, Волжская конная батарея капитана Вырыпаева (при 2 орудиях и 150 человек прислуги), конная разведка, подрывная команда и хозяйственная часть), названный 1-й добровольческой Самарской дружиной и сформированный 9 июня 1918 в Самаре. Начальником штаба дружины стал штабс-капитан М.М. Максимов. По данным В. Е. Шамбарова ядром формирующейся Народной армии стали бывшие корниловцы-ударники, не пробившиеся на Юг России и осевшие на Волге.

Первый бой отряда под начальством Владимира Оскаровича произошёл под Сызранью 11 июня 1918 года: операция прошла в точности по плану командира: благодаря «широкому манёвру» — излюбленному способу ведения боевых действий Каппеля впоследствии, сочетание которого с «глубоким обходом» стало его «визитной карточкой», всегда приводившего к громким победам над красными.

Сызрань была взята Каппелем внезапным ошеломляющим ударом.

Взяв 11 июня 1918 года Сызрань, 12-го отряд добровольцев Каппеля уже возвращается в Самару, откуда по Волге перебрасывается в Ставрополь-Волжский с целью взять город, что Владимир Оскарович успешно делает, очистив попутно от красных берег Волги напротив города. 10 июля Каппель уже даёт новое сражение под Сызранью, занятой было вновь красными и вернув её под контроль КОМУЧа. Вслед за этим последовало взятие Бугуруслана и Бузулука. А разгром Каппелем красных после тяжёлого боя у станции Мелекес отбрасывает врага к Симбирску, обезопасив этим Самару.

В скором времени из рядового подполковника Владимир Оскарович стал одним из самых знаменитых белых генералов на Восточном фронте… Большим уважением Каппель пользовался и у своих врагов — большевицкая газета «Красная звезда» в 1918 году назвала его «маленьким Наполеоном».

Большевицкий штаб отдельным приказом назначил денежные премии: за голову Каппеля — 50 000 рублей, а также за командиров частей…

В летних боях 1918 года Владимир Оскарович проявил себя не только как талантливый военачальник, он стал подлинным Вождём добровольцев Поволжья, сроднившись с рядовыми добровольцами, наравне с ними и другими руководителями отряда, разделяя все опасности и тяготы боёв с ними, завоевав искреннюю любовь своих подчинённых:

17 июля ударный сводный русско-чешский отряд (2 батальона пехоты, конный эскадрон, казачья сотня, 3 батареи) под командованием подполковника Каппеля выступает на Симбирск, и, совершив 150-ти километровый марш-бросок, берёт город 21 июля 1918 г. Симбирск оборонялся превосходящими силами красных (около 2000 человек и сильная артиллерия) под командованием ставшего известным впоследствии советского военачальника Г. Д. Гая, плюс на стороне оборонявшихся было преимущество в выборе позиции для обороны города. Главнокомандующий Восточным фронтом РККА И. И. Вацетис в своей телеграмме от 20 июля 1918 г. приказывал

Советский командующий Гай ничего не смог противопоставить «коронному» внезапному фланговому манёвру Каппеля, ранним утром 21 июля сбившего красную оборону Симбирска и, перерезав железную дорогу Симбирск-Инза, с тыла ворвавшемуся в город.

Об очередном успехе В. О. Каппеля было торжественно объявлено в приказе № 20 по войскам Народной армии КОМУЧа от 25 июля 1918 года, а 24 августа 1918 года за победу под Симбирском приказом КОМУЧа № 254 В. О. Каппель был произведён в полковники.

Уже 22 июля 1918 года Каппель был назначен командующим действующими войсками Народной армии, а 25 июля приказом № 20 по войскам Народной армии его отряд — 1-я добровольческая (Самарская) дружина подполковника Каппеля была развёрнута в Стрелковую бригаду особого назначения из двух полков (1-й и 2-й Самарские полки), лёгкой, гаубичной и конной батарей общей численностью в 3 тыс. человек.

От Симбирска до Казани

Со взятием Симбирска операции Народной армии развиваются в двух направлениях: от Сызрани на Вольск и Пензу, от Симбирска - на Инзу и Алатырь и по обоим берегам Волги к устью Камы.

К началу августа 1918 года «территория Учредительного собрания» простиралась с запада на восток на 750 вёрст (от Сызрани до Златоуста, с севера на юг - на 500 вёрст (от Симбирска до Вольска). Под его контролем, кроме Самары, Сызрани, Симбирска и Ставрополя-Волжского находились также Сенгилей, Бугульма, Бугуруслан, Белебей, Бузулук, Бирск, Уфа. К югу от Самары отряд подполковника Ф.Е. Махина взял Хвалынск и подступил к Вольску. Чехи под командованием подполковника Войцеховского заняли Екатеринбург.

Успехи Каппеля напугали большевицкое руководство, да и падение Симбирска - родины «вождя мирового пролетариата», произвело огромное отрицательное впечатление в Москве. Троцкий требует подкреплений, объявляет «революцию в опасности», и прибывает лично на Волгу. Все возможные силы красных в срочном порядке начинают отправляться на Восточный фронт. В итоге против Симбирска и Самары были развёрнуты следующие силы красных: 1-я армия М.Н. Тухачевского в составе 7 тыс. штыков и 30 орудий, а также Вольская дивизия из состава 4-й армии. В Казани же под личным руководством командующего Восточным фронтом И.И. Вацетиса сосредотачивалась 5-я советская армия в составе 6 тыс. бойцов, 30 орудий, 2 бронепоездов, 2 аэропланов и 6 вооружённых пароходов…

Выбор направления нового удара вызвал множество споров. Главный штаб в Самаре в лице полковника С. Чечека, полковника Н.А. Галкина и полковника П.П. Петрова настаивал на нанесении главного удара на Саратов, имевший стратегическое значение для Народной армии. Полковник В.О. Каппель, А.П Степанов, В.И. Лебедеев, Б.К. Фортунатов отстаивали необходимость удара в направлении на Казань. В результате намеченная командованием демонстрация превратилась во взятие города частями Каппеля и Степанова.
 
Генерал Каппель у штабного вагона. 1918 г.

Начав 1 августа движение из Симбирска на пароходах, флотилия Народной армии, предварительно разгромив в устье Камы вышедшую навстречу флотилию красных, 5 августа уже создала угрозу Казани, высадив десанты на пристани и противоположном берегу Волги. Каппель с тремя ротами направился на восток, в обход города в то время как чехи повели наступление на город от пристани. 6 августа в середине дня Каппель вошёл в город с тыла, вызвав панику в рядах оборонявшихся большевиков. Тем не менее сражение затягивалось из-за упорнейшего сопротивления Латышских стрелков (советский 5-й Латышский полк), начавших было даже теснить чехов обратно к пристани. Решающим оказался переход на сторону белых 300 бойцов Сербского батальона майора Благотича, размещавшихся в казанском кремле, который в решающий момент нанёс красным неожиданный фланговый удар. В результате сопротивление латышей было сломлено.

Военно-полевой суд приговорил их, как иностранцев, взявшихся не за своё дело, к расстрелу... В течение двухдневных тяжёлых боёв, несмотря на численное превосходство красных, а также наличие серьёзных укреплений у обороняющейся стороны, 7 августа к полудню Казань была очищена от красных. Что касается красноармейцев, то о них лучше всего сказал, лично Ленину, командовавший Восточным фронтом вместо убитого Муравьева, И.И. Вацетис: «… в своей массе они оказались к бою совершенно неспособными вследствии своей тактической неподготовленности и недисциплинированности». При этом сам командующий красным Восточным фронтом чудом избежал плена.

Значение взятия Казани войсками Генерального штаба подполковника В.О. Каппеля:

- в противобольшевицкий лагерь в полном составе перешла находившаяся в Казани Академия Генерального штаба во главе с генералом А.И. Андогским;
- благодаря успеху войск Каппеля удалось восстание на Ижевском и Воткинском заводах;
- по реке Вятке ушли из Камы красные;
- Совроссия лишилась камского хлеба;
- были захвачены огромные склады с вооружением, боеприпасами, медикаментами, амуницией, а также с золотым запасом России (650 млн. золотых рублей в монетах, 100 млн. рублей кредитными знаками, слитки золота, платины и другие ценности).
Владимир Оскарович сделал всё, чтобы вовремя вывезти Золотой запас России из Казани и сохранить его для Белого дела.
От Казани до Уфы

Со взятием Казани последовала реорганизация Народной армии: создавался Поволжский фронт под командованием полковника С. Чечека, в составе которого объединялись все русские и чехословацкие войска. Фронт разделялся на войсковые группы: Казанскую, Симбирскую (под командованием полковника В. О. Каппеля), Сызранскую, Хвалынскую, Николаевскую, Уфимскую, группу Уральского казачьего войска и группу Оренбургского казачьего войска. В Казани части Народной армии предполагали развернуть корпус из двух дивизий, однако времени для этого не оставалось…

Сразу после взятия Казани Каппель приступает разработке плана дальнейшего наступления на Москву через Нижний Новгород — до Златоглавой оставалось всего лишь каких-то 300 вёрст — ибо долговременная позиционная оборона в ситуации, сложившейся сразу после взятия Казани не представлялась возможной. На собрании офицеров Генерального штаба в Казани Владимир Оскарович "настаивал на дальнейшем движении на Москву. План Каппеля основывался на полученные сведения о готовности выступить против советской власти рабочих нижегородского Сормовского завода. О настрое и уверенности в своих силах Каппеля говорит эпизод, имевший место 5 августа, когда В. О. Каппель на вопрос А. П. Степанова «Возьмём ли Москву?» ответил утвердительно.

Каппель предложил Галкину, Лебедеву и Фортунатову развить успех - с ходу взять и Нижний Новгород, а с ним и второй «золотой карман», что наверняка лишило бы большевиков «золотого ключика» в игре с кайзером: до подписания «Дополнительных соглашений» в Берлине оставалось всего 20 дней. Но штабная «тройка», а также чехи, ссылаясь на отсутствие резервов для обороны Самары, Симбирска и Казани, категорически воспротивились смелому плану полковника, справедливо утверждавшему, что в гражданской войне побеждает тот, кто наступает.

Увы, вместо наступления эсеры предпочли ограниченную оборону, что стало крупной стратегической ошибкой КОМУЧа, ибо несмотря на все призывы приток добровольцев в Народную армию был слабым - даже преподаватели и слушатели Академии Генштаба в Казани уклонились от мобилизации, продолжая соблюдать нейтралитет.

Большинство решило, как учили учебники: «Сначала закрепить завоёванное, а потом двигаться дальше» — и смелым планам В. О. Каппеля не было дано шанса на реализацию — Самара не дала дополнительных резервов, заявив, что Казань должна держаться своими силами… Решение эсеровского руководства «Сначала закрепить завоёванное, а потом двигаться дальше» окончилось поражением.

Однако вряд ли выбор между двумя стратегиями («Сначала закрепить завоёванное, а потом двигаться дальше» и «Порыв не терпит перерыва») сам по себе мог явиться причиной победы или поражения: Главнокомандующего В.С.Ю.Р. генерала А. И. Деникина — считавшего, что в условиях Гражданской войны принципиально важен именно порыв атакующих, а сильно укрепленные и даже считавшиеся неприступными позиции («Красный Верден» — Царицын, белый Крым генерала барона Врангеля) — не имеют столь решающего значения, какое они имели в Великую войну, и не уделившего внимания созданию во время Похода на Москву войск Юга России оборонительных укреплённых рубежей по ходу наступления, за которые в случае неудачи войска могли бы иметь возможность «зацепиться» — впоследствии за это критиковал его последователь на посту руководителя белогвардейских войск — генерал барон П. Н. Врангель, считавший это роковой ошибкой Главнокомандущего В.С.Ю.Р. и основной причиной неудачи Похода на Москву войск, возглавлямых генералом Деникиным.

Между тем опасения Главного штаба в Самаре оправдывались: большевицкое командование прикладывало все силы, чтобы вернуть Казань — в Свияжск, где засели отступившие от Казани остатки разбитых красных войск, лично прибыл народный комиссар по военным делам и председатель Высшего военного совета Советской Республики Л.Д. Троцкий, развивший там самую энергичную деятельность и применявший самые жестокие меры к установлению дисциплины в разрозненных и деморализованных красных войсках. 5-я советская армия быстро получала подкрепления благодаря остававшемуся в руках большевиков стратегически важному мосту через Волгу и в скором времени Казань оказалась окружена красными с трёх сторон. Из состава Балтийского флота на Волгу большевицкое руководство перебросило 3 миноносца, а местные волжские пароходы красных были вооружены тяжёлыми морскими орудиями. Преимущество на воде быстро перешло к красным…Силы добровольцев таяли, а красные, наоборот, усиливали свой напор, направив на Волгу свои лучшие войска - латышские полки, сохранившиеся в целости со времён Русской Императорской армии, а теперь используемые большевиками в гражданской войне в качестве наёмников.

В последующих неудачах Народной армии главную роль сыграло полное отсутствие резервов, не подготовленных эсеровским руководством КОМУЧа, несмотря на время, которое Каппель им дал своими первыми успехами на Волге, несмотря на те возможности, которые давали огромные территории, находившиеся под контролем КОМУЧа, в плане мобилизации…

Каппелю же вместо похода на Москву уже через неделю после взятия Казани — 14 августа — пришлось спешно возвращаться в Симбирск, где положение Народной армии резко ухудшилось — на город наступали части 1-й армии красных. 14-17 августа 1918 года под Симбирском прошло ожесточённое сражение, в котором Каппель проявил себя талантливым тактиком.

Не успев завершить операцию под Симбирском, едва приступив к разработке плана преследования отступающих красных войск будущего маршала Советского Союза, Каппель получает приказ срочно вернуться в район Казани для участия в боях за Свияжск, куда и отправляется вместе со своей бригадой на пароходах 25 августа 1918 г. Бригада Каппеля в это время состоит из двух стрелковых полков, конного эскадрона при трёх артиллерийских батареях общей численностью около 2000 человек при 10-12 орудиях.

В боях за Свияжск Каппелю превоначально сопутствовал успех — части его бригады ворвались на станцию, едва не захватив штаб 5-й армии и личный поезд Бронштейна-Троцкого — однако, как раз в это время к красным подошло подкрепление и части 5-й армии при поддержке корабельной артиллерии начали охватывать левый фланг бригады. В виду подавляющего превосходства противника в силах Каппелю пришлось отказаться от взятия Свияжска, однако проведённая операция вызвала сильную панику среди большевиков и на время облегчила положение Казани. Каппель продолжал настаивать на повторном наступлении на Свияжск, однако, как и ранее под Симбирском, ему не удалось завершить начатое — бригада в срочном порядке вызывалась к Симбирску, положение которого резко ухудшилось.

К началу сентября 1918 г. наступление Народной армии окончательно выдыхается: Северная группа останавливает своё наступление Свияжском, Хвалынская - под Николаевском. К осени 1918 года Народная армия находилась в отчаянном положении: её немногочисленные отряды на фронте уже не могли сдержать многократно превосходившие их силы большевиков. В этой ситуации наиболее боеспособная бригада В. О. Каппеля играла роль…
Каппелю, лично прибывшему в сентябре в Самару за подмогой, в КОМУЧе заявили: все это пустяки, главное - «мы сейчас добились (на совещании в Уфе) образования Всероссийского правительства и наши имена вошли в историю».

5 сентября 1918 г. начинается общее наступление советского Восточного фронта. Основные сражения разворачиваются вокруг Казани, где красные создали четырёхратное превосходство над малочисленными силами обороняющего город полковника А. П. Степанова, состоящими из одних офицеров и добровольцев. Дать серьёзного боя в таких условиях не удалось, и в итоге под натиском с трёх сторон Казань была сдана.

Падение Казани поставило под удар и Симбирск. 9 сентября красные перешли в наступление в районе Буинска и, отбив все контратаки, к 11 сентября сумели перерезать железную дорогу Симбирск-Казань и тракт Сызрань-Симбирск, прижав оборонявшихся к Волге.

Катастрофа на севере привела к резкому ухудшению положения и на юге: несмотря на все попытки остановить наступление красных, 12 сентября был оставлен Вольск, потом — Хвалынск. Оборонявшие их части 2-й стрелковой Сызранской дивизии стягивались к Сызрани.

К Симбирску В. О. Каппель подошёл от Казани лишь 12 сентября, город к этому моменту уже эвакуировался. Упорные попытки его бригады вернуть город успехом не увенчиваются. Не удержалась и Казань, которая была сдана почти одновременно с Симбирском — в ночь на 11 сентября. Теперь Каппелю предстояло решать сложную и трудную задачу другого рода: защищать направление на Уфу и Бугульму и одновременно прикрывать отступление из-под Казани Северной группы Народной армии полковника Степанова. Эта задача полковником Каппелем была полностью выполнена, несмотря на тяжёлую обстановку: скверная погода, упадок духа, несогласие с чехами, неналаженность снабжения продовольствием. Каппелю удаётся наладить оборону на левом берегу Волги напротив Симбирска, присоединив к своему отряду все отступившие от города части и объединив их в Сводный корпус. 21 сентября Каппель наносит всеми силами контрудар по переправившимся на левый берег красным и сбрасывает их в Волгу. До 27 сентября Сводный корпус Каппеля сумел продержаться на левом берегу, обеспечив этим возможность отходившим из-под Казани частям Народной армии соединиться с ним на станции Нурлат. После объединения к 3 октября в Симбирскую группу войск изрядно потрёпанные части под командованием Каппеля начали с упорными боями медленно и в порядке отступать на Уфу. Общая численность войск полковника Каппеля к этому времени составляла 4460 штыков и 711 сабель при 140 пулемётах, 24 тяжёлых и 5 лёгких орудиях.

Каппелевцы отступали к Уфе под натиском противника, превосходящего их более чем в 10 раз! Отступали, а когда было необходимо - останавливались и задерживали на неделю, две, три[18] на одном месте, сдерживая врага и давая командованию возможность выведения других частей из-под угрозы окружения и уничтожения.

Бои на Урале и в Сибири

После отхода белых к Уфе части Каппеля были переформированы во 2-й Уфимский корпус. В начале ноября 1918 корпус оказался в тяжелейших условиях, без пополнений, боеприпасов, провианта, тёплых вещей для войск. Несмотря на это, Каппель постоянно контратаковал, разбивая неоднократно превосходящего в несколько раз противника. Участвовал в успешном отражении наступления красных в середине ноября 1918. В декабре 1918 был произведён в генерал-майоры.

Признал власть Верховного правителя А. В. Колчака. Выступал за сильную государственную власть, но, в то же время, для достижения главной задачи — победы над большевиками — считал возможным сотрудничество с частью эсеров. Такая позиция Каппеля вызывала неприятие монархически настроенных военных. Пользовался огромной популярностью среди своих подчинённых, которые называли себя каппелевцами.

Сыграл значительную роль в обороне Перми от наступавших войск Красной армии зимой 1919. С середины мая 1919 — командующий Волжской группой войск.
 
Генерал Каппель летом 1919 г.

Летом-осенью 1919 ценой гибели значительной части личного состава недоформированного, но брошенного Ставкой в бой корпуса Каппеля было временно задержано наступление Красной армии. Неоднократно наносил красным тактические поражения в районе Уральских гор и реки Белой. Против каппелевских войск воевали наиболее боеспособные соединения Красной армии. Награждён орденами св. Георгия 4-й степени (22 мая 1919) за взятие в 1918 Сызрани, Симбирска, Казани и 3-й степени (12 сентября 1919).
Категория: Бароны | Добавил: Admin (17.10.2008)
Просмотров: 2475 | Рейтинг: 0.0/0 |