Категории каталога

Бароны [373]
Ордена Российской империи [34]
Книги [31]
Князья [34]
Рыцарство [22]
Книга. История рыцарства.
Орден Святого Георгия [10]
История, описание.
Титулы [30]

Форма входа

Поиск

Статистика

Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Рейтинг@Mail.ru

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Архивные данные

Главная » Статьи » Рыцарство

Истроия рыцарства: Глава 15. Рыцарские ордена.
ГЛАВА XV.
Рыцарские ордена


История ордена тамплиеров


Религиозные рыцарские ордена

Печать, показывающая двух бедных рыцарей-тамплиеров, едущих вдвоем на одной лошади.

Над средневековой Европой властвовали две силы: рыцари и церковь. Последняя часто выступала против невоздержанности беспокойных рыцарей, которые были не прочь напроказничать и засунуть какого-нибудь старого аббата в мешок, но именно в местную церковь, в конце концов, приносили тела усопших рыцарей. Эти неистовые личности были такими же людьми, как и те, чьи изображения часто появлялись в определенное время в витражных стеклах окон церкви.

Первый Крестовый поход
Папа Урбан II (понтификат с 1088-го по 1099 год) по-своему видел путь, по которому можно было направить неистовство военных. Вместо того чтобы умолять их остановить свои бесчисленные и зачастую бессмысленные сражения, он поощрял их в изливании своей агрессии на принципиальный фактор раздражения всего христианского мира — мусульман. Его жесткая и неистовая проповедь взывала к сражающимся мужам Европы. И в его словах они видели возможность в достижении не только славы, но и земных богатств.

Герб Хох- и Дойчмайстера (Великого и Немецкого магистра) Тевтонского Ордена

Папа Урбан II использовал символ распятия во время своих речей в 1095 го¬ду, говоря, что распятие будет их талисманом во все время столь тяжелого дела. Такое обращение тотчас возымело действие, так как рыцари немедленно стали брать полосы цветной ткани и пришивать их в виде креста к своим туникам. Несмотря на множество неудач, ПервыйКрестовый поход (1096—1099 годы) достиг своей цели: Иерусалим был взят, а практически все его жители — мужчины, женщины и дети — погибли в жестокости оргий победителей.
Тогда как перспектива богатств была явной приманкой для большинства, существовало несколько людей высокого титула, кто поддерживал самые благородные цели рыцарства. За несколько лет до того, как Иерусалим был захвачен, группа рыцарей стала защищать паломников, прибывающих в город. Во время Первого Крестового похода они жили недалеко от храма Соломона в Иерусалиме. В 1119 году Гуго де Пенс и Жоффруа де Сент-Омер превратили группу воинов в религиозный орден, назвав его Орденом Бедных Рыцарей Храма Соломона, более известный как Орден рыцарей-тамплиеров. Первые тамплиеры заявляли о том, что они были абсолютно и настолько бедными, что это даже нашло место на их орленских печатях — на них часто изображались два человека верхом на одной лошади. Идея монахов-рыцарей скоро стала популярной и дала толчок расцвету других военных рыцарских орденов. Среди них были рыцари Ордена Святого Лазаря Иерусалимского, которые содержали госпитали для прокаженных, а также рыцари ордена Святого Иоанна Иерусалимского (рыцари-госпитальеры), который был сформирован для помощи больным и изнуренным паломникам. Некоторые из больших общежитий, которые построили рыцари-иоанниты, существуют АО сих пор. Госпитальеры и тамплиеры постепенно скопили большие богатства и стали строить громадные замки. Не слишком много любви было между этими двумя орденами, и в те моменты, когда они не сражались с «язычниками» или неверными, они были склонны сражаться друг с другом.

Отличительные знаки орденов

Каждый духовный рыцарский орден использовал в качестве отличительного геральдического символа крест определенной формы и цвета, и некоторые из этих символов известны и сегодня. Нет, пожалуй, другого более известного символа, чем восьмиконечный крест госпитальеров (именуемый «мальтийским»), которые теперь называются «Суверенный Военный орден Святого Иоанна Иерусалимского», или в обиходе — Мальтийский орден. Его члены в последнее время более всего известны своей добровольной работой и помощью в бригадах скорой помощи Святого Иоанна.

Слева направо: гербы Ордена рыцарей-тамплиеров, Ордена Святого Аазаря и Суверенного Военного ордена Святого Иоанна Иерусалимского (Мальтийского ордена).

Великий Магистр Мальтийского ордена имеет счетверенный щит, в котором присутствуют герб Ордена и его личный герб, а сам щит размещен на восьмиконечном белом кресте, окруженном розами. Вся композиция размещается на черной пышной мантии по типу королевской и увенчана короной соответствующего титула с мальтийским крестиком на яблоке. Другие прелаты высоких титулов (например, бальи Большого Креста) должны использовать в своих гербах гла¬ву с гербом Ордена — на червлении серебряный прямой крест — и имеют знамя Ордена, которое выносится во время торжественных процессий. Протестантские отделения Ордена сформировались в конце XVI и XVII столетии. Их геральдика соответствует в основном геральдике Суверенного Военного ордена Святого Иоанна Иерусалимского, за исключением того, что в украшениях гербов и на знаменах добавлены различные национальные символы и атрибуты.
Из других религиозно-военных рыцарских орденов наиболее известными были Тевтонский орден в Германии и Ордена Сантьяго и Калатрава, оба в Испании. Кресты каждого ордена часто находили свой путь в геральдику их членов. Тевтонские рыцари, которые поддерживали свои боевые традиции, воюя с народами вдоль границы Восточной Балтики, имели в качестве основного символа черный костыльный крест, который говорил об их прошлой деятельности в деле заботы о больных и раненых рыцарях и паломниках, которые пришли из их родных мест.
Вплоть до XIV столетия была по крайней мере одна страна — Литва, которую Тевтонский орден все еще пытался покорить мечом, но в 1385 году Великий князь Ягайло Литовский обратился в христианство (женившись на Ядвиге, наследнице польского престола). Однако Орден
продолжал набеги на его границы и испытывал его терпение настолько, что в 1410 году Ягайло осуществил ужасную месть. В битве при Грюнвальде сотни тевтонских рыцарей были убиты. Некоторые, как говорят, были зажарены в своей амуниции на вертелах победившими по¬ляками.
Бытует мнение, что в гербе Иерусалима золотые кресты на белом поле были изначально красными. Эта версия популярна среди членов Ордена Гроба Господня, который образовался, когда рыцарские звания жаловались крестоносцам при посещении церкви Гроба Господня в Иерусалиме. Говорят, что рыцари Ордена проходили посвящение мечом Годфрида Бульонского, предводителя Первого Крестового похода. Члены Ордена могли использовать в гербах основной костыльный крест и включать четыре маленьких креста, отрезанных по кайме, или, как члены Мальтийского ордена, могли помещать крест рядом или за своим гербом, что лучше соответствовало общей геральдической композиции. Члены Ордена самого высокого уровня могли счетверить кресты со своим личным гербом в одном щите.

Средневековая миниатюра показывает рыцарей Ордена Святого Иоанна, получающих приказы от своего Великого Магистра, Пьера д'Обюссона (чей герб виден на стене дома вверху справа), во время осады острова Родоса Мухаммедом II в 1486 году.

Рыцари Святого Иоанна оставляли свой знак посредством своей личной геральдики везде, куда они приходили, особенно на Мальте, где герб Великого Магистра можно увидеть на многих зданиях. В бывшей монастырской церкви Ордена, теперь это кафедральный собор Святого Иоанна в Валетте, собрана коллекция из 400 цветных мозаичных напольных плит, которые указывают своими гербами места захоронения многих членов Мальтийского ордена.
 
Чтобы дополнить историю рыцарства, остается сказать еще о рыцарских орденах -- частных учреждениях, возникших из общего учреждения. Пределы, которыми ограничивается эта книга, не дозволяют входить по этому предмету в большие подробности, потому что история многих орденов может доставить материала на книгу более обширную и многотомную, чем эта, главная цель которой представить картину, собственно говоря, военного рыцарства.
Все ордена или частные товарищества можно подразделить на три разряда: к первому принадлежат баснословные рыцарские союзы, существующие только в романах, как например, рыцари Круглого Стола (Table Ronde); ко второму относятся действовавшие большей частью во время крестовых походов; главнейшие из них: орден Тамплиеров, орден Св. Иоанна Иерусалимского, Тевтонский орден, и др.; наконец, третий разряд составляют ордена почетные, имеющие целью награждение личных заслуг, а не особенную какую-нибудь деятельность, как например, орден Подвязки, орден Золотого Руна и пр. Мы не будем говорить о рыцарях литературы, рыцарях законов, рыцарях дам, ни о других подобных учреждениях, показывающих упадок первобытного рыцарства - предмет этого сочинения.
Lacurne de Sainte Palaye утверждает, что орден рыцарей Круглого Стола был ни что иное, как военное празднество, подобное турнирам и военным играм, род битвы за честь, названный так потому, что риставшие рыцари взаимно и поочередно приходили ужинать к тому, кто устраивал празднества, и во время ужина сидели за круглым столом, чтобы уничтожить всякое различие мест, занимаемых гостями. Матье Пари (Matthieu Paris), историк XIII века, рассказывает о великолепной забаве рыцарей Круглого Стола, которая праздновалась в 1252 году в восьмидневный праздник Рождества Пресвятой Богородицы в валденском аббатстве. Вот как он выражается: "В том же году рыцари, желая поддержать военными упражнениями ловкость и мужество, единогласно решили пытать свои силы не в такой военной игре, которая называется турниром, а в военной игре, называемой Круглым Столом. Но военные игры, о которых говорят Матье Пари и Сен Палэ, были только слабым подражанием знаменитого и великолепного Круглого Стола короля Артура (Artur) и его товарищей: Ланселота (les Lancelot), Тристана (les Tristan), Говеня (les Gauvin), Блиомбери (Bliomberi) и т. д., всех героев крамолотского двора (Cramolot).
Знаменитый чародей Мерлин употребил все свое искусство на постройку этого стола. Он устроил вокруг него тринадцать седалищ. Из них только одиннадцать могли быть заняты, и то лишь славнейшими рыцарями; тринадцатое всегда было пусто. Оно называлось опасным седалищем с тех пор, как погиб дерзновенный и гордый сарацинский рыцарь, осмелившийся на него сесть: земля разверзлась тогда под этим седалищем и сарацин погиб в пламени. Магическая сила надписывала на спинке седалища имя того, кому следовало его занять. Для получения одного из этих седалищ, если оно становилось вакантным, рыцарь должен был превзойти предшественника и в мужестве, и в великих деяниях, в противном случае рыцарь изгонялся неизвестной силой. Если же он исполнял все требования, то случалось, что в то время, когда король Артур вводил вновь принимаемого за руку и сажал его на вакантное место, слышалась неземная гармоническая музыка, воздух наполнялся благовониями, прежде написанное имя исчезало и заменялось сверкающим именем нового рыцаря. Вот единственное испытание и конечно весьма достаточное, которому рыцари Круглого Стола подвергали желающего заместить выбывшего товарища, оплакиваемого орденом.[1] Но оставим эти сказания романистов XII столетия и займемся важнейшими учреждениями, посущественнее ордена Круглого Стола.
Во время крестовых походов, в самую блистательную эпоху рыцарства, образовались религиозные рыцарские ордена, имевшие, кроме общих всем рыцарям постановлений, постановления специальные. Как и ордена монашеские, они имели один устав и одного главу. В недрах этой крепкой организации развивалась энергия рыцарских доблестей. Великодушие, вспомоществование слабым - их движущая сила, потому что они учреждались с целью покровительствовать поклонникам Святых Мест и защищать гроб Спасителя. Монашеский характер возбранял им любовь: из религиозного строгого рыцарства было изгнано это земное чувство, ставшее предметом ссор других рыцарей; только одна Пресвятая Дева Мария была ими чтима. Но эти основные чувства рыцарства, подчиненные могущественному устройству, в котором соединялись и военная дисциплина, и строгость устава, показали миру зрелище блистательного успеха этих орденов: они побеждали целые области, основывали города и даже государства.
Достаточно одного взгляда на историю в эпоху учреждении религиозного рыцарства, чтобы понять важные заслуги, оказанные им человечеству. На востоке Мальтийский орден покровительствовал торговле, возрождавшемуся мореплаванью и в течение более столетия был единственным оплотом против вторжения турок в Италию. На севере орден тевтонов, покоряя кочующие по берегам Балтийского моря племена, прекратил опустошение Европы: он дал время просвещению усилиться и приготовить то новое оружие, которым мы навсегда ограждены от Алариков и Аттил.
В Испании рыцари ордена Калатравы, ордена Алкантары и ордена Меча св. Иакова, воюя с маврами и сдерживая завоевания исламизма, оказали христианской Европе не менее услуг. Христианские рыцари заменяли наемные войска и составляли род регулярной милиции, передвигавшейся туда, где была особенная опасность. Короли и бароны, распускавшие, по необходимости, своих вассалов на несколько месяцев, часто подвергались нападению варваров. Чего не могли сделать опыт и дух времени, то создала религия: она связывала людей клятвой во имя Бога - проливать кровь за отечество; дороги стали безопасны, целые области очистились от набегов разбойников, а враги встречали отпор при нападениях. Все эти учреждения основывались под могущественным влиянием религиозных идей. Взгляните на восток, где рыцари должны были сражаться и со страшными болезнями, господствующими там, и с неутомимыми врагами христианства. Христианское милосердие вызывает рыцарей на подвиги и требует от них постоянного самопожертвования на защиту богомольцев и на помощь больным. Неверные столько же удивлялись их доблестям, сколько боялись их мужества. Что может быть трогательнее зрелища этих воинов, встречавшихся то на поле битвы, то в обители страданий, воинов бывших и ужасом врагов, и утешением всех страждущих. Магистр военного ордена св. Иоанна именовался попечителем нищенствующей христовой братии, а рыцари называли больных и бедных наши господа. Можно ли поверить, что магистр ордена св. Лазаря, основанного для излечения от проказы, был избран из числа прокаженных. Так милосердие рыцарей отчасти облагородило самое отвратительное в болезни человечества, чтобы глубже вникнуть в людские бедствия. Этот магистр св. Лазаря, долженствовавший иметь те же недуги, которые он призван исцелять в других, не есть ли возможное на земле подражание примеру Сына Божьего, явившегося на освобождение человечества во плоти.
Различные изменения в быте религиозных орденов соответствуют последовательным периодам общей жизни рыцарства. Они начинают чистым, бескорыстным увлечением, удивительным милосердием: Страннолюбцы (les Hospitallers) были сначала простые гостеприимцы (что показывает и самое их название), посвящавшие себя на служение больным в Палестине, а потом уже обратились в славных родосских и мальтийских рыцарей. Воинственный орден тевтонских рыцарей, управлявший частью северной Европы, был основан несколькими бременскими и мюнстерскими германцами, находившимися при осаде Сен-Жан-д'Акра и дававшими раненым и зачумленным убежище в своих бедных палатках, покрытых парусом. Возникновение Тамплиеров также поразительно, но скоро закрались в этот орден самолюбие и жадность; мужество их не покидало, но мирские страсти, мирские интересы все более и 'более проникали туда, об этом свидетельствуют история ордена и его трагический конец.
За этими орденами появились ордена почетные. Государи желали овладеть исчезавшим рыцарством, желали независимое могущество обратить в орудие государственной власти. Они учреждали ордена, становились их средоточием, предписывали свои уставы, статуты, определяли обряды. Иногда в одно и то же время эти новые ордена бывали и великолепием, украшением двора, и политическим средством. Так орден Золотого Руна, служивший бургундским герцогам главным средством усиления блеска их двора, содержал в своем уставе некоторые постановления, которыми предписывалось всем рыцарям доносить герцогу бургундскому, начальнику ордена, обо всем, угрожающем опасностью как для особы герцога, так и для государства: следовательно под блестящей наружностью скрывалось политическое и полицейское средство. Такое постановление входило в уставы и французских орденов: Людовик XI создал свой орден св. Михаила из соперничества с герцогом Бургундским, основавшим орден Золотого Руна. Впоследствии орден св. Михаила слился с орденом Св. Духа, учрежденным Генрихом III, и оба получили название королевских орденов.
Наконец, рыцарские ордена окончательно преобразились, удаляясь более и более от своего начала, они сделались почетными знаками, сохранив из всего старого только одно название. Таким был орден Св. Людовика, таков в настоящее время орден Почетного Легиона, который жалуется людям всякого сословия и звания. Несмотря на свое вовсе не феодальное происхождение, он, однако, не имеет степеней, а имеет ленточку - последний след древнего шарфа, где рядом с новым словом отечество, красуется старое рыцарское слово честь.
Категория: Рыцарство | Добавил: Admin (07.10.2008)
Просмотров: 9549 | Рейтинг: 4.9/8 |