Категории каталога

Бароны [374]
Ордена Российской империи [34]
Книги [18]
Князья [34]
Рыцарство [22]
Книга. История рыцарства.
Орден Святого Георгия [10]
История, описание.
Титулы [30]

Форма входа

Поиск

Статистика

Яндекс цитирования
Рейтинг@Mail.ru

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Архивные данные

Главная » Статьи » Бароны

Дельвиг: Семья барона Александра Антоновича
 
Все сыновья барона Александра Антоновича Дельвига получают образование в Императорском Московском университете: Александр учится на юридическом факультете [247; 253], Андрей – на физико-математическом факультете [248], Анатолий – на историко-филологическом факультете [249] – и по окончании благополучно поступают на службу. Александр служит в губернской земской управе председателем. Нами установлено, что Александр Александрович Дельвиг проживал в доме Тульского губернского земства на улице Тургеневской [250; 253; 251]. Андрей служит в Крестьянском поземельном банке, Анатолий – сначала в Нижегородской, а затем в Тульской казённой палате. Наибольших высот на службе достигает Анатолий: в 1916 его назначают управляющим Тульской казённой палатой. После октября 1917 Анатолий и Александр Дельвиги продолжают работать в своих учреждениях. С преобразованием казённой палаты в губфинотдел Анатолий Александрович назначается управляющим делами, одновременно он работает по совместительству в Тульском губернском союзе кооперативных объединений. Александр Александрович после ликвидации губернской земской управы занимает пост председателя губернской закупочной комиссии для Красной Армии. Но мнимое благополучие заканчивается в 1919.

Арест братьев Дельвигов состоялся в ночь на 1 ноября 1919. Несколько позднее появляется постановление: «1919 года, ноября 3 дня Президиум Тульской губернской Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, саботажем, спекуляцией и преступлением по должности, рассмотрев дело граждан Дельвигов Анатолия и Александра Александровичей, обвиняемых в принадлежности к кадетской партии, постановил: «…граждан Дельвигов заключить в концентрационный лагерь до окончания гражданской войны».

В этот же день в юридическом отделе Тульской губернской Чрезвычайной Комиссии было заведено дело № 1636 о принадлежности к партии кадетов братьев Дельвигов.

При аресте братьев был найден документ, датированный 5 октября 1917 и адресованный в Центральный комитет Партии Народной Свободы. В послании сказано, что Тульский губернский комитет партии «поручает члену губернского комитета барону Анатолию Александровичу Дельвигу вести переговоры с Центральным комитетом по поводу кандидатур членов Центрального комитета в Учредительное Собрание».

И если для заключения Анатолия Дельвига в концлагерь у губчека были хотя бы формальные основания (он действительно состоял в партии кадетов), то Александр Дельвиг пострадал совершенно безвинно, поскольку ни в какие политические партии никогда не входил.

Сразу после ареста братьев выясняется, что учреждения, в которых они работали, совершенно не могут обойтись без них – грамотных и образованных специалистов. В административно-мобилизационном отделе Тулгубвоенкомата некому составлять отчёт, поэтому военкомат просит коменданта концлагеря Бухмана откомандировать на время составления отчёта Александра Дельвига, ходатайствуя одновременно о перечислении его на довольствие военкомата. Комендант лагеря отвечает согласием и при этом сообщает ежедневные нормы довольствия заключенных в концлагере: “...хлеба – 3/4 фунта, крупы – 18 золотников или картофеля – 2 фунта, рыбы или мяса – 1/4 фунта, овощей сухих – 7 золотников или капусты – 60 золотников, соли – 3 золотника, сахара – 6 золотников, чая или кофе – 1/4 золотника, муки – 4 золотника, масла – 5 золотников”. Один русский фунт равнялся тогда 96 золотникам или примерно 400 граммам. Справедливости ради надо отметить, что нормы довольствия в лагере (если они соблюдались) мало отличались от размера пайка на свободе: 3/4 фунта хлеба получал по карточке в конце 1919 каждый рабочий Тулы. Тем не менее, уже в конце декабря 1919 Александр Александрович Дельвиг пополняет список больных лагеря, и администрация направляет его на лечение в Ваныкинскую больницу г. Тулы. Дальнейшая его судьба по архивным документам, к сожалению, не прослеживается.

Похоронен Александр Александрович на Всехсвятском кладбище Тулы (на котором покоится и прах его отца). До начала 1970-х за могилой ухаживала дочь барона Дельвига и её старинная подруга. Сегодня надгробие входит в эскпозицию музея «Тульский некрополь».

Большую заинтересованность в своём сотруднике — Анатолии Дельвиге — проявило и правление Тульского губернского союза кооперативных объединений. В архивах УФСБ по Тульской области хранится телеграмма от 31 декабря 1919, посланная членом комиссии Наркомпрода Шмидтом в ГубЧК г. Тулы, которая гласит: «Кооперативный отдел Наркомпрода просит о сообщении причин ареста секретаря губсоюза Дельвига и о скорейшем рассмотрении дела». Это свидетельствует о том, что Анатолий Александрович Дельвиг был действительно очень ценным работником. Коменданту Тульского концлагеря правление Губсоюза отправляет письмо, которое отличается даже некоторым красноречием: «Дельвиг, состоя секретарем союза, являлся тем органом сложной канцелярской работы правления, который приводил в движение все его отделы, исполняя постановления правления». Одновременно с этим письмом в комиссию по проведению амнистии было направлено письмо служащих Тулгубсоюза кооперативных объединений, которые, «свидетельствуя вполне лояльное отношение к Советской власти содержащегося в концентрационном лагере гражданина Анатолия Александровича Дельвига», ходатайствовали перед комиссией об освобождении его «на поруки за круговой ответственностью всех служащих» [252]. Под письмом стоят 72 вполне разборчивые подписи, большинство из подписавшихся – женщины. В администрации лагеря вняли просьбам Тулгубсоюза, в результате чего появилось на свет удостоверение № 2971 от 7 декабря 1919, в котором значилось, что заключённый концлагеря принудительных работ при Тульском Совете Дельвиг Анатолий Александрович «действительно командирован для несения неответственной работы в губсоюзе», при этом он «не имеет права подписывать бумаги и должен по окончании работ ежедневно являться в лагерь».

Молва об опытном и незаменимом канцеляристе Дельвиге дошла до отдела здравоохранения Тулгубисполкома, поэтому, когда Анатолий Александрович в середине декабря попал в лагерный лазарет, медицинское начальство решило не упускать случая и использовать больного в должности делопроизводителя подотдела снабжения «за отсутствием кандидатов». Но на эту просьбу комендант Бухман ответил решительным отказом.

То, что советские учреждения проявили заинтересованность в судьбе Анатолия и Александра Дельвигов, свидетельствует о высоких личных качествах этих работников и их умении выполнять порученное дело. Это не случайно. Учась в Московском университете, племянники Антона Антоновича Дельвига получили классическое образование, которое давало им возможность быть сведущими и авторитетными специалистами и выделяться среди тульской интеллигенции.

После освобождения из концлагеря Анатолий Дельвиг был назначен секретарем Президиума Тулгубсовнархоза, в 1922 он перешёл на работу в Тульское отделение Госбанка и наконец в 1924 достиг пика своей карьеры в советской Туле – его назначают заместителем председателя Тульской губернской плановой комиссии (Тулгубплана). В этой должности он состоял до 1929, после чего какие-либо упоминания о нём в местных документах и печатных изданиях прекращаются…

А.А. Шестакова.
Категория: Бароны | Добавил: Admin (16.10.2008)
Просмотров: 2915 | Рейтинг: 5.0/2 |